aselajn (aselajn) wrote,
aselajn
aselajn

Categories:

Казанские потомки адмирала фон Эссена

Федеральные каналы в июне сообщили, что в Калининграде торжественно передан ВМФ России новый корабль — фрегат «Адмирал Эссен». Представитель древнего рода прибалтийских немцев Николай Оттович фон Эссен — герой Порт-Артура, командующий Балтийским флотом в Первую мировую войну. На поднятие Андреевского флага были приглашены ближайшие потомки адмирала: его внучатые племянники Майя и Николай фон Эссены, живущие и работающие в Казани.


Николай Оттович фон Эссен — герой Порт-Артура, командующий Балтийским флотом в Первую мировую войну


«Это была уже наша третья поездка в Калининград, — рассказывает корреспонденту «БИЗНЕС Online» Николай фон Эссен, руководитель пресс-центра Казанского государственного энергетического университета. — Первый раз мы ездили туда в 2011 году, когда закладывался корабль. Тогда, во время закладки, по флотской традиции мы поместили в одной из его частей памятную закладную доску, прикрепив ее к днищу изнутри четырьмя винтами. Один прикрутил командующий флотом, второй — губернатор Калининградской области, третий — директор завода, наконец, четвертый достался нам с сестрой Майей. Осенью 2014 года мы участвовали в церемонии спуска фрегата на воду».
Спуск на воду — мероприятие важное и торжественное, но это еще не начало службы корабля. Он должен пройти испытания, которые могут длиться месяцами. Пресловутую бутылку шампанского разбивают о борт судна именно тогда. Кстати, это всегда делает женщина, которая по давней морской традиции становится его крестной. Так что Майя фон Эссен, старшая медицинская сестра бывшей Казанской городской больницы скорой помощи №2 (сейчас она называется медсанчастью КФУ ), — крестная мать грозного боевого корабля, носящего имя ее двоюродного прадеда. «Майя — медработник, — Николай фон Эссен гордости за сестру не скрывает. — А они видят не просто жизнь без прикрас, видят и страдания, и смерти, так что они на все по-другому смотрят. У себя в больнице она на хорошем счету, больные к ней тянутся. Ее направление — это гемосорбция, это гемодиализ, плазмаферез, работа очень сложная, ответственная, а Майя — одна из тех, кто лучше всех знает оборудование и проводит все эти процедуры».



Майя фон Эссен и боевой корабль имени ее двоюродного прадеда

Сегодня новый сторожевой корабль «Адмирал Эссен» несет службу в составе Черноморского флота ВМФ России. Николай Оттович фон Эссен, чьим именем назван фрегат, родился 11 декабря 1860 года в Санкт-Петербурге в семье товарища (заместителя) министра юстиции, статс-секретаря Отто Вильгельма (Васильевича) фон Эссена.

Николай был прекрасно воспитан и образован. Говорил на русском, английском, французском и, конечно, немецком языках. В 1881 году с отличием окончил Морской кадетский корпус, затем — артиллерийский офицерский класс. В 1892-м началась его служба на Тихоокеанском флоте. Служил старшим артиллерийским офицером на крейсере «Адмирал Корнилов», затем командовал штабным кораблем «Славянка», крейсером «Новик», эскадренным броненосцем «Севастополь». Участвовал в сражениях в Порт-Артуре. За боевые заслуги во время Русско-японской войны фон Эссен был награжден орденом Святого Георгия IV степени и золотым оружием с надписью «За храбрость», был произведен в капитаны 1-го ранга. В 1906-м был повышен до контр-адмирала, в 1909 году его назначили командующим Балтийским флотом. Он изменил систему обучения и воспитания флота, создал из своей бывшей 1-й Минной дивизии, которой командовал два года, лучшее соединение флота, кузницу командных кадров. В 1911 году ему было присвоено звание вице-адмирала, а в 1913-м он был произведен в адмиралы. Балтийский флот встретил начало Первой мировой войны под его командованием. Адмирал блестяще провел активные минные постановки в Южной Балтике, которые прикрывали путь на Петроград. 7 мая 1915 года он умер от крупозного воспаления легких.

О личности и характере славного адмирала можно судить не только по романам Александра Степанова «Порт-Артур» и Валентина Пикуля «Моонзунд», в роду фон Эссенов есть семейное предание, как одно упоминание фамилии командующего Балтийским флотом спасло жизнь его родному брату.

Николай фон Эссен с семьей на церемонии поднятия флага, Калининград, июнь 2016

Младший брат адмирала Алексей Оттович фон Эссен (Майя и Николай — его правнуки) с начала ХХ века получил назначение в Закавказское наместничество, там пережил революцию, был в Азербайджане заместителем министра юстиции мусаватистского правительства. После прихода Красной армии начались аресты, взяли и Алексея Оттовича. Следствие по его делу поручили балтийскому матросу. И вот первый допрос: «Фамилия…» — «Эссен…» — «Ты не родственник Гололобого?» Так на флоте Николая Оттовича звали потому, что он был лысым, и Алексей Оттович — тоже, они оба были довольно похожи. Отвечает: «Да, родственник. Брат». И моряк его отпустил. А так бы — к стенке и в расход…
Уже в Тифлисе, современном Тбилиси, где в конце концов оказалась семья, Алексея Оттовича арестовывали еще три раза, но ему всякий раз чудом удавалось спастись. А в 1937 году его арестовали и объявили врагом народа. По тому времени родственникам лучше было от него отказаться, но никто из семьи этого не сделал. Они поступили похитрее — так, как им посоветовали: уволились с прежних мест работы, чтобы на новых никто не догадался потребовать с них никакого отчета, хотя фамилию, да еще такую, спрятать было сложно…



«Бабушка моя, которая знала множество языков и занималась репетиторством, боялась учить своих детей иностранным языкам, — рассказывает Николай Алексеевич. — Не дай бог во дворе кто-то услышит от них «вражескую» речь! Только вот сестра деда взяла, да и в паспорте написала: немка. А тут война началась! Пришлось выдумывать всякие оправдания, что на самом деле мы не немцы, а шведы, чтобы не сослали. Потому что Тбилиси был прифронтовым городом, а гитлеровцы уже штурмовали Эльбрус».
Вплоть до 1993 года эта ветвь рода фон Эссенов (потомки Алексея Оттовича) проживала в Тбилиси, но известные события заставили их фактически эвакуироваться в Казань.
«Отсюда родом наша мама, — объясняет причину выбора нового места жительства Николай Алексеевич. — Мне было тринадцать, я был в 8-м классе, когда мы с папой, мамой и старшей сестрой Майей переехали сюда. Хотя я и бывал здесь, у бабушки, еще в советские времена, но когда из Грузии приехал насовсем, нельзя сказать, что я такой наивный, но, может, я себе нарисовал, навыдумывал Россию по кино, по передачам центрального советского телевидения. Выяснилось, что тот русский язык, на котором я говорю, отличается от того, на котором говорят мои здешние сверстники. Я долгое время пытался вникнуть и вообще понять новый для меня русский. И у меня было даже какое-то отторжение, когда я слышал слова наподобие «прикалываешься»... Я долгое время не мог понять, что они имеют в виду. Если честно, даже уже учась в вузе, если кто-то сказал при мне выражение: «Корки мочить», я не знал, гадость он про меня какую-то говорит или наоборот. Но я же ехал сюда — в Р-о-с-с-и-ю! Хоть и было мне всего тринадцать, но небольшой культурный шок у меня был. Я столько всего узнал, здесь было так много новых слов! Я не знал этих красивых, даже закрученных выражений, когда кто-то кого-то куда-то очень далеко…

Любая эмиграция, даже возвращение на исконную родину, в Россию, сами понимаете, ряд проблем.… У меня ведь целая эпопея с паспортом случилась. Я же сюда, в Казань, приехал без гражданства. До 2000 года был гражданином Советского Союза. И такая была морока — ходить в паспортный стол! Чтобы на тебя смотрели и в коридорных очередях, и в зеленой форме внутренней службы: «Понаехали тут!» Знаете, мои предки, прибалтийские немцы, в Россию не переезжали. Это Россия пришла туда, где мы были, понимаете? Прибалтийское немецкое дворянство, в отличие от некоторых других российских немцев, вошло, в хорошем понимании этого слова, в сговор с Петром I, благодаря чему Прибалтика как раз и стала частью Российской империи. Петр смог убедить немецкое дворянство Прибалтики, дав ему определенные права, льготы, которые отобрал шведский король. На фоне этого щедрый Петр сказал: «Я вам все верну». Поэтому я считаю себя законным жителем, абсолютно естественным россиянином, потому что мои предки благосклонно отнеслись к данной идее и стали частью этой страны. Вы знаете, я читал, что в середине XVIII века в Русской армии, как у нас в футболе сейчас, иностранцам платили больше. Но прибалтийские немцы, которые уже стали россиянами исконными и в большей части своей служили в Русской армии, возмутились: «А что такое? Почему такая разница?» И с тех пор уже всем одинаково платили жалование. Кстати говоря, наши служили верой и правдой. В середине XVIII века был создан еще один — третий гвардейский после Преображенского и Семеновского — специальный полк, на который опиралась Императрица. Он как раз состоял из прибалтийских немцев.
В 1914 году, когда началась Первая мировая война, или, как у нас ее еще называли, Германская, многие потомки прибалтийских немцев, будучи даже генералами, меняли свои фамилии на русифицированные. Николай Оттович этого не сделал, то есть не отказался от своего отца, ведь по отцовской линии передается фамилия. Более того, даже когда наступил апогей войны между Россией и Германией, его фамилию во всех газетах Российской империи печатали, как и положено, с приставкой «фон», невзирая на то, что более немецкой фамилии, наверное, трудно было придумать. Одним из самых важных участков театра военных действий на Петроградском морском направлении руководил человек с такой вот фамилией. И никто на флоте не мог обвинить фон Эссена в том, что он не патриот. Его фамилию не стеснялись правильно писать в документах, приказах и распоряжениях высшие военные чины империи. Именно так она была опубликована и в соболезновании по поводу его кончины от болезни. А сейчас, к сожалению, корабль так назвать нельзя. Я ведь неоднократно писал на имя командующего ВМФ уже после закладки, чтобы фрегат именовался «Адмирал фон Эссен». Сейчас нельзя, чтобы российский фрегат именовался с приставкой «фон», а тогда погибать было можно. Это большевизм, волюнтаризм какой-то, не имеющий ничего общего с Россией…»


Копия мемориальной доски, установленной при закладке корабля

«Собирая и восстанавливая семейный архив, удалось раскопать метрику бабушки, где черным по белому было написано «фон Эссен», — продолжает Николай Алексеевич. — Приставка «фон» у немцев означает принадлежность к дворянству. Кстати, на надгробном камне самого что ни на есть русского композитора Михаила Ивановича Глинки, когда его прах покоился в Берлине, перед фамилией были высечены эти самые буквы. Это сделали, чтобы подчеркнуть уважение к его происхождению. И вообще, дворянства может лишить только тот, кто его дал. А именно — Император. Но никак не большевистская или советская — кому как нравится — власть. Другое дело, что в Советском Союзе привилегии этого класса упразднили. И даже больше.… Теперь Союза нет, и я, уже имея бабушкину и свою метрики на руках, пришел для начала в районный загс: «Моя фамилия пишется таким образом: «фон» с маленькой буквы, потом пробел, потом с большой». На меня своеобразно так посмотрели: «Зачем тебе это нужно?» Я как мог постарался объяснить: восстановление исконной фамилии, преданность предкам, их традициям… Загс не унимался: «Зачем вообще что-то менять — живете же нормально». Набираюсь терпения и объясняю про нормальность и ненормальность в моем понимании. Они посмотрели на меня еще внимательнее: «Может, вам с психологом поговорить?» Продолжаю настаивать. Они тоже: «А давайте двойную фамилию напишем: Фон-Эссен. Будет вполне законно, изменение фамилии, так часто делают». Объясняю, что у меня не изменение, а восстановление фамилии, то есть наоборот — изменение изменения. В общем, пришлось идти в районный суд, писать исковое заявление. Судья, женщина в возрасте, заявление все-таки приняла. Просто я ей начал объяснять: «Вот давайте возьмем вашу фамилию…» — «Нет! Мою брать не надо». А мою, значит, можно? Почему кто-то должен решать за меня, как будет звучать моя исконная фамилия? Извините, но это фундаментальные права человека. В Германии — хоть там и республика, но никто в фамилиях ничего не отменял! Даже во времена ГДР.
Не сразу, но суд взял-таки сторону истца, то есть мою. Судья потом мне: «Вы знаете, я и в Верховный суд ходила, и свое решение показала: «Как это — правомочно?» Оказалось — да. После суда, который я выиграл, загс отказывался выполнять его решение. Через какое-то время они сдались, махнули рукой: давайте мы вам прямо в вашем старом советском свидетельстве о рождении впишем перед фамилией эти самые буковки «фон». Вписали. И поставили уже российскую печать: «Внесено на основании постановления суда».
Когда уже переоформляли паспорт, паспортистка и говорит: «А у меня компьютерная программа не пишет так — с маленькой буквы. Все фамилии начинаются только с больших букв. У нас с этим строго — это федеральная программа. Это святое, как корова». И тому подобное. Пошел к начальнику, разъяснил ситуацию — начальник приказал одолеть федеральную программу. Одолели».

«Как продолжаем традиции нашего адмирала? — Николай фон Эссен на минуту задумался. — Мы с отцом (он, конечно, в большей степени) в рамках республиканских соревнований по судомоделизму несколько раз проводили Кубок адмирала фон Эссена. Есть призы, определенные премии, грамоты, которые вручаются победителям. Кубок переходящий, правда, в этом году провести конкурс не удалось, но я уверен, что в следующем он состоится. Он просто обязан состояться хотя бы потому, что на таком важнейшем участке наших границ появился корабль «Адмирал Эссен». В связи с этим, может быть, удастся привлечь спонсоров, может быть, организуем все на более высоком уровне. И имя адмирала фон Эссена придаст ему определенный статус. В Казани есть Адмиралтейская слобода, в Зеленодольске — крупнейший судостроительный комплекс. Словом, Казань, Татарстан были и остаются таким регионом, где закладывался и продолжает строиться российский флот.



Церемония поднятия Андреевского флага на «Адмирале Эссене»

Молодежь и роботами, и компьютерами занимается, а почему судомоделизм отстает? Разве судостроение — это не один из двигателей нашей экономики? Как раз через судомоделизм ребята постигают его азы, а самое главное — узнают историю своей страны, славные ее страницы. Ведь идет развитие не только навыков каких-то — вырезания, склеивания, окрашивания: точное копирование ведет к соприкосновению с большой историей страны. Кстати, в Кубке участвуют только модели кораблей времен адмирала фон Эссена, конца XIX - начала XX века. Это один из самых непростых периодов в нашей историографии, потому что почти на все события того времени навешивались постоянно какие-то ярлыки. И до сих пор эти ярлыки продолжают оставаться в умах людей.

Старинный балтийско-немецкий рыцарский род фон Эссенов появился в Прибалтике с крестовыми походами немецких рыцарей. За 250 лет на службе России он дал несколько десятков генералов, одного адмирала, пятерых губернаторов. Под Андреевским флагом служили 12 представителей рода фон Эссенов, многие стали георгиевскими кавалерами. Были в роду и военные, служившие на суше: Райнхольд Вильгельм фон Эссен был генерал-поручиком еще при Екатерине, Магнус Густав (Иван Николаевич) фон Эссен, военный губернатор Риги, уберег Прибалтику от захвата наполеоновскими войсками.

«Адмирал Эссен» — второй из шести фрегатов проекта 11356 так называемой «адмиральской серии». Головной корабль серии «Адмирал Григорович» был принят в боевой состав Черноморского флота 11 марта 2016 года, в третьем квартале этого года планируется передача третьего корабля — «Адмирал Макаров». Далее последуют «Адмирал Бутаков», «Адмирал Истомин», «Адмирал Корнилов».

Оригинал статьи:http://www.business-gazeta.ru/article/315861
Tags: РИ, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments