Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Пасха в Российской Империи, часть 2.



Пасхальный праздник на опушке леса вблизи Иркутска.



1900-е. Семья Осиповых за пасхальным столом. Муром.



Казаки хутора Нижне-Червленого (ныне Страхова) в день Пасхи в казачьем доме Гросоловых.

Collapse )

День Рождения Цесаревича Алексея



Цесаревич родился в Нижнем (Новом) дворце в Петергофе.
Из дневника Государя 1904 г.: «30 июля. Пятница. Незабвенный великий для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. В 1 1/4 дня у Аликс родился сын, которого при молитве нарекли Алексеем. Все произошло замечательно скоро – для меня, по крайней мере. Утром побывал, как всегда, у Мама, затем принял доклад Коковцева и раненого при Вафангоу арт. офицера Клепикова и пошел к Аликс, чтобы завтракать. Она уже была наверху, и полчаса спустя произошло это счастливое событие. Нет слов, чтобы уметь достаточно благодарить Бога за ниспосланное Им утешение в эту годину трудных испытаний. Дорогая Аликс чувствовала себя очень хорошо. Мама приехала в 2 часа и долго просидела со мною, до первого свидания с новым внуком. В 5 час. поехал к молебну с детьми, к которому собралось все семейство».

Запись в памятной книжке Государыни: «Вес 4660, длина 58. Окружность головы 38, груди 39. Наследник Цесаревич Алексей Николаевич родился в пятницу 20 июля 1904 г. в 1 ч. 15 м. пополудни».

«30 июля 1904 г., – вспоминал Князь Гавриил Константинович, – я шел по двору перед Стрельнинским дворцом, когда мне сказали о рождении Наследника Цесаревича Алексея Николаевича. Я чуть было не заплакал от радости».
Collapse )

(no subject)



"Путь до вокзала был не очень длинным. Мне хотелось знать, пройдем ли мы мимо дома Ипатьева, где были убиты Царь и Его Семья. На нашем пути по городу я вдруг услышала, как какая-то местная жительница сказала, указывая на отдаленное строение:

— Вот этот дом.

Я стала прислушиваться к тому, что она говорит.

— Он теперь окружен высоким забором, слишком много людей хотели видеть его, а властям это не нравилось. Они не могли остановить людей, приезжающих отовсюду посмотреть это место. Поставили высокий забор, но все равно приезжают.
Collapse )

(no subject)

Эксперты-графологи заявили, что известный старец Феодор Томский действительно может оказаться императором Александром I. Исследования рукописей царя и святого скитальца показали, что их почерк идентичен, пишет "Российская газета".
Collapse )

Разруха в головах

Чем больше читаю о позднем периоде Российской Империи, о межсезонье двух революций, тем больше убеждаюсь, что объяснять случившееся исключительно какими-то внешними, материальными причинами- неверно. В умах иногда в буквальном смысле творился хаос, людей носило от одного идеологического лагеря к другому, как щепки в водовороте.
Вот два интересных примера.
Collapse )

Белая Пасха (Отзыв на роман С.В. Шешуновой «Пасха Птицелова»)



На трагическую, неисчерпаемую для России тему Гражданской войны книг написано немало. Но, как правило, книги эти предназначались не для юношества, а самое главное - написаны они были преимущественно с точки зрения «победившей» стороны, таким образом, патриотическая, бело-консервативная ниша оставалась фактически незаполненной.
Поэтому, узнав о новой книге, с заманчивой аннотацией (судьбы подростков, участвующих в Добровольческом движении, реальные исторические персонажи - Слащов, Шкуро, Эфрон, Шмелёв), я поторопилась ее заказать, о чем ни минуты не пожалела.

Эта написанная легким, динамическим слогом (не умаляющим притом своеобычность речи персонажей - писателя Шмелёва, казаков, крымских татар) увлекательная история переполнена любовью к исторической России.

Это и славное боевое прошлое полков, которым заворожен один из главных героев, Мик Спасский, и старые улочки Москвы, по которым бродит его сестра Ева, и боль Добровольцев за разрушенный Кремль, и мечта татарина Мустафы служить в Крымском конном полку имени Валиде (Императрицы Александры Фёдоровны), а потом - готовность отомстить её врагам…

Судьба юных героев, патриотов и монархистов, гёрль-гайд, скаута Евы Спасской и её брата, кадета Мика закономерна. В период красной смуты они встают на защиту своего Отечества.
Но автор не обходит молчанием и трагические страницы нашего прошлого - равнодушие и боязливость населения, не оказывающего никакой поддержки юнкерам, обороняющим Кремль, моральное разложение народа, уставшего от долгой войны, беспочвенность и оппозиционность интеллигенции по отношению к исторической власти (в романе это раскаявшиеся в своей революционности к моменту описываемых событий отец и бабушка Спасских, и пишущий сыну на фронт «народнические» письма Иван Шмелёв), во многом предопределившая итоги Гражданской войны, беспринципный карьеризм молодежи, выбравшей службу большевикам (Володя Песоцкий).

Моральные акценты расставлены автором однозначно - законность, порядочность, верность традициям- на стороне Белой Армии. Здесь восстанавливают старые Императорские полки (так исполняется мечта Мустафы служить в Крымском конном и носить вензель Императрицы), судят преступников по статьям дореволюционного законодательства, здесь служат полковые священники.

На слова мальчишки-рыботорговца о том, что белые воюют не за Царя, а за Учредилку, Ева резонно и бескомпромиссно возражает: « Михаил Александрович объявил: не будет у нас короны без Учредительного собрания. А теперь, значит, кто за это собрание- тот против Царя? А как, по-твоему, надо? «Я, генерал Деникин, объявляю монархию, вот вам новый Царь?» Это же беззаконие! Так только самозванцев ставили, вроде Лжедмитрия Второго! … Будешь дожидаться, чтобы «Только за Царя»? А зачем он, Царь-то, если царствовать не над кем?»

Интересно представлена в романе английская тема.
Английские союзники в околодобровольческой литературе зачастую описываются негативно, вспомним, хотя бы «Купол Св. Исаакия Далматского» А.Куприна:
«Англичане, обещавшие подкрепить движение белых на Петербург своим военным флотом, безмолвствуют, и лишь под занавес, когда большевики, в безмерно превосходных силах, теснят, окружают Белую Армию и она уже думает об отступлении, лишь тогда перед Красной Горкой появляется английский монитор и выпускает несколько снарядов с такой далекой дистанции, что они никому и ничему вреда не приносят.
Англичане обещали оружие, снаряды, обмундирование и продовольствие. Лучше бы они ничего не обещали!
Ружья, присланные ими, выдержали не более трех выстрелов, после четвертого патрон так крепко заклинивался в дуле, что вытащить его возможно бывало только в мастерской.
Англичане присылали аэропланы, но к ним прикладывали неподходящие пропеллеры; пулеметы — и к ним несоответствующие ленты; орудия — и к ним неразрывающиеся шрапнели и гранаты. Однажды они прислали 36 грузовых пароходных мест. Оказалось — фехтовальные принадлежности: рапиры, нагрудники, маски, перчатки."

Здесь же, стараниями автора, англичанам, можно сказать, возвращено их доброе имя - ведь были среди них и искренние союзники России! Используя прием остранения, благодаря чему подчас создается юмористический эффект, в нескольких главах автор описывает происходящие события глазами английского летчика Джеймса Вудхауса, будущего мужа Евы Спасской. Аккомпанементом мыслей и переживаний Джеймса становятся стихи самого что ни на есть «белого» английского поэта Киплинга, сочувствующего гибели России.

Лейтмотивом и венцом романа становится идея Воскресения.
Вера заставляет Евфалию Федоровну Спасскую раскаяться и переосмыслить свое прошлое, на сторону белых в Пасху переходят, став искренними добровольцами, красноармейцы Гнедых и Сушкин, проникается христианской верой Ева- Евфалия, увидев Белого Всадника, приходит к Богу птицелов Григорий Храбров.
Представляется, что тема Григория Храброва и Белого Всадника в финале возникает как намек на грядущее Воскресение и обновление России, которое так чаяли увидеть и не дождались Белые.

И ещё о мистических случайностях… Заказанный в «Озоне» роман «Пасха Птицелова» я получила… на Пасху! Может быть, это тоже чудо?